Новые вершины Великой степи

Дата:

Исследовать родной край начал ещё мой отец, писатель Томпиев Казкен Калиевич, уроженец Сарыарки, в послевоенные годы.

Во время написания мною книги об Алихане Букейхане и его месте рождения, мне приходилось сталкиваться с описанием Каркаралинских гор середины 19 века. В одном из описаний удивило наличие там двух вершин, покрытых круглый год снегом.

Возникло предположение, что такой вершиной мог быть пик Аксоран в горах Кызыларай Карагандинской области, который обозначен на картах как самый высокий в Казахском мелкосопочнике.

Но Кызыларай оказался южнее на сотню километров, там, где по описанию середины 19 века «местность, прилегающая к Балхашу, носит пустынный характер». Фактически, она находится на стыке жарких балхашских пустынь и степей, а не рядом с Каркаралы, как было описано в источниках.

Карта
Балхаш на карте «Киргизского Края» 1903 года, составитель А. Н. Седельников.

Поэтому данное предположение, особенно в части покрытия вечными снегами, выглядело фантастическим. Подсказка пришла неожиданно. В этом 2024 году, впервые за последние 80 лет, была настолько снежная зима и дождливая весна, что невиданные ранее наводнения и потопы затопили большую часть степных просторов Казахстана. Резкие изменения климата и связанные с этим катаклизмы оказались такими же, как в так называемый «малый ледниковый период».

Малый ледниковый периодМЛП (Little Ice AgeLIA) – период, охватывающий 14-19 века нашей эры, около 550 лет. Климат в северном полушарии по сравнению с предшествовавшим ему «средневековым тёплым периодом» (Medieval Warm Period) 950-1250-х гг. сильно похолодел на 1,5-2 градуса ниже современного. Это был самый минимум последних двух с половиной тысяч лет со времён «похолодания железного века» (Homeric Minimum) 900-300 гг. до нашей эры. С учётом резко континентального климата, понижение температуры в Центральной Азии могло составлять до 4-5 градусов от современного, что соответствовало экстремальной погоде 2024 года.

Например, по замерам члена экспедиции Императорского географического общества Б. Ф. Мефферта в 1910 году, из-за более влажного и холодного климата уровень Балхаша был почти 146 метров над уровнем моря, что на 5 метров выше современного.  Площадь поверхности озера составила 25 тысяч кв. км. – в 1,5 раза больше. А в середине 19 века уровень озера был ещё выше, площадь ещё больше. Причём, солёная (восточная) часть Балхаша была пресной.

 В 2024 году поймы давно высохших рек оживились, некоторые степные реки стали полноводными и даже дошли до Балхаша. Там, где на вершинах никогда в этот период не было снега, он всё ещё лежал. Глупо было бы не воспользоваться таким шансом и не совершить путешествие в прошлое, буквально вернуться в середину 19 века.

Уверенность в правильности поисковых работ укрепил мой казахский друг из Москвы, который оказался также родом из Сарыарки. Профессор, доктор музыки Валихан Молдабеков указал мне на существование интерактивной цифровой карты, в которой полностью запечатлён рельеф планеты, чем значительно упростил поиски. Оказалось, что, используя цифровые технологии, можно с минимальной погрешностью определить высоту над уровнем моря интересующих нас вершин. Измеренные нами высоты некоторых известных вершин казахского мелкосопочника показали, что цифры вошли в противоречие с царскими, советскими и казахстанскими физическими и топографическими картами.

Благодаря космическим съемкам, показавшим нам наличие снега только на двух вершинах недалеко от Каркаралинско-Кентского горного узла, нам удалось опознать описанные в 19 веке вершины. Дело осталось за малым – поехать и измерить их высоту. Кроме того, поездка совпала с 70-летием моего дяди Еркена Томпиева, проживающего в Астане.  

Вооружившись японскими наручными часами с альтиметром и моим старым, но проверенным GPS Garmin, утром 19 апреля 2024 года мы выехали в Сарыарку. После казахского тоя в Астане поехали в Каркаралинск. Посетили местный музей, мечеть Кунанбая, осмотрели город и его окрестности, сделали фотографии и затем рванули в аул Касым Аманжол. Там нас встретил местный фермер Саят Саменов. На ужине у гостеприимного хозяина мы горячо обсуждали самые высокие вершины в том районе.

В гостях у Саменова Саята

Тогда мы впервые услышали о горах Омар-Оспан-Мустафа, названных в честь трёх братьев, владельцев советских зимовок, расположенных в ущельях (каз. сай) вдоль стекающих рек. Изучая карты, мы заметили, что в советское время в тех местах было принято давать названия горным вершинам и сопкам по названию зимовок, таких как: Склад, Даукара, Белдеутас, Акбай-Кызылбай (Белый и Красный Бай), Кошубай и других.

При этом, все в один голос утверждали общеизвестный факт, что второй вершиной после Аксорана в Кызыларае в казахском мелкосопочнике является пик Турсун в Кентских горах, высотой 1469 метров. Доводы основывались на том, что хвойный лес может расти только на самых высоких вершинах.

Высотная поясность (зональность) связана с изменением климата вместе с высотой: на километр подъёма температура воздуха в среднем понижается на 6 °C, увеличивается облачность и количество осадков. С повышением высоты, степи в долинах сменяются лесостепью с берёзовыми и осиновыми лесками, затем сплошным хвойным лесом. По моему мнению, сосна в тех краях могла расти только в скалистых горах, что не было связано с высотной зональностью.

Поэтому у меня были большие сомнения в доводах оппонентов. 

Третьей вершиной местные жители считали гору Аксоран (Аксоран-2), которая случайно оказалась одного названия с Аксораном Кызыларайских гор, следующей вершиной они считали гору Карасоран, расположенную на 15 километров юго-восточнее. Поэтому о каких двух снежных близстоящих вершинах шла речь было непонятно.

Единственным выходом развеять все сомнения было подняться на все эти вершины и измерить их высоты. Утром 23 апреля, я, Валихан, Саят и его сын Адильжан, а также знаток истории края Кинаятов Медет, отправились в путь.

Предлагаю читателю мысленно оторваться на время от нашей экспедиции и сделать небольшой экскурс в историю края. Первое подробное географическое описание Сарыарки связано с образованием ровно 200 лет назад Каркаралинского округа по Указу от 24 июля 1824 года. Каркаралинский уезд был одним из самых больших уездов Степного края и на начало XX века имел площадь в 182.430 квадратных вёрст (1 верста — 1,06 км). Его население составляло 156.100 человек, из которых «казаков около 600 чел., а киргизов [казахов] 155 тыс. (33.170 кибиток), так что этот уезд является наиболее киргизским; среди киргиз здесь притом много султанских родов».

Дело в том, что в Российской империи XVIII-XIX веках казахов официально называли двойным этнонимом «киргиз-кайсаками», где кайсак – искаженное слово қазақ, но из-за их созвучия с русскими казаками слово кайсак (казах) было опущено в употреблении и заменено общим названием киргиз. Самих же кыргызов-горцев было принято называть кара-киргизами. Имперские чиновники особо не разбирались в сложной родоплеменной структуре казахов и кыргызов, не зная какой из родов кому принадлежит, используя общее для них название — киргизы.

Так, даже в книге советского историка А. П. Чулошникова «Очерки по истории казак-киргизского народа в связи с общими историческими судьбами других тюркских племен», изданной в 1924 году в Оренбурге, ещё употреблялся двойной термин казак-киргизы. В частности, он писал:

«Под именем киргиз русские знают два самостоятельных, хотя и не совсем чуждых каждые друг другу народности: собственно, киргизскую и казакскую, обе принадлежащие к огромной западной отрасли тюркского племени… Основываясь на цифрах 1911 г. и принимая во внимание прирост, мы можем определить их приблизительную численность в 8,5 миллионов».

Употребление раздельных этнонимов қазақ и қырғыз впервые появится в официальных документах после Февральской революции 1917 года, но их официально закрепление окончательно произойдёт только после национального размежевания в 1925 году.  

В географически-статистическом словаре Российской империи 1865 года под редакцией П. Семенова-Тяньшанского сообщалось:

«Каркаралы… Станица, в 570 верстах к юго-западу от Омска. У подошвы гор Каркаралы. Основана в 1823 году. Жителей в 1863 году до 1,000 душ обоего пола из казаков, военных, разночинцев и азиатских торговцев.

Деревянная мечеть-медресе Кунанбая, построенная в 1849-1853 годах

Дворов 252, две церкви, одна мечеть [построенная Кунанбаем, отцом Абая] и 36 лавок. При станице находится укрепление…

Каркаралинские горы, следовательно, имеют от 4 до 5,000 русских футов абсолютной высоты [от 1219 до 1524 м.]. Горы округа не представляют значительных хребтов, а поднимаются с поверхности довольно возвышенной степи в виде отдельных групп и кряжей. Те из этих групп, которые, как, например, группы Каркаралы, Ку, Эдрей, Джигелень и др. круто и резко поднимаются со степи и представляют скалистый и разорванный вид, состоят из гранита».

Опережая события, скажем, что доказательством более чем 5000 футовой горы является обнаруженная нами самая высокая вершина тех мест – горный узел Маралтау в 1563 метра, о котором пойдёт речь ниже.

«Горы Кент ниже Каркаралинских и довольно богаты источниками; скаты их обнажены от лесной растительности. На горе Кент-хазлан, возвышающейся над речкой Кызыл-су, правый приток Талды, сохранились остатки древнего двухэтажного каменного здания [Кызылкенеш – прим. авт.], сложенного из диких камней и цементованного известью. Вокруг этого здания видны еще следы других [зданий], совершенно разрушившихся».

Развалины буддийского монастыря Қызыл кеніш в горах Кент, построенного джунгарами в 17 веке

«… Жителей в округе, по сведениям 1862 г.: 59,742 душ обоего пола (32,513 мужского пола), т. е. на квадратный метр 21 житель. В числе жителей округа: кочевых киргизов [казахов] 58,620 душ обоего пола, бухарцев, татар и других магометан 335 душ обоего пола, русских 1,118 душ обоего пола; сверх того, есть еще несколько евреев и поляков. Русское население исключительно сосредоточено в Каркаралинской станице и на 16 казачьих пикетах. Киргизы образуют 17 волостей и живут в 100 аулах. Земледелие в округе весьма мало развито…

Несравненно большее развитие получило скотоводство, составляющее всю основу богатства киргизских кочевников. В 1863 г. в округ считалось: лошадей 220 тысяч голов, крупного рогатого скота 77 тысяч, овец 1,164,000, верблюдов 32,770».

 По официальным данным на 1899 год, в Каркаралы проживало «3,475 чел. обоего пола, из них казаков – 531 челов., татар – 472 челов., киргиз – 1912 челов., крестьян, мещан и проч. – 560 челов. В городе есть одна православная церковь и одна магометанская мечеть. Училищ в городе три: городское трехклассное, низшая сельскохозяйственная школа и женская начальная школа. Есть здесь две больницы — военный лазарет и киргизский приёмный покой; правительственных учреждений немного: уездное управление, станичное правление и почтово-телеграфная контора».

На сегодняшний день в белом здании бывшей уездной управы расположился историко-краеведческий музей.

Каркаралинский историко-краеведческий музей

Каркаралинский уезд является родиной выдающихся исторических личностей: Алихана Букейхана, Алимхана Ермекова, Ныгмета Нурмакова и других.

Памятник алашординцам Алихану Букейхану, Ахмету Байтурсынову и Алимхану Ермекову в Каркаралинске

Интересные сведения об округе содержатся и в сборнике «Предварительный отчет о ботанических исследованиях в Сибири и в Туркестане» 1914 года под редакцией Б. А. Федченко. В нём учёная С. Е. Рожанец (Кучеровская) обозначила, что этот самый горный«район, исследованный летом 1914 года в ботанико-географическом отношении, находится в пределах двух уездов Семипалатинской области: Павлодарского и Каркаралинского.

Крайними пунктами района на севере являются, приблизительно, горы Баян-аул, на юге — горы Кызыл-рай, Корпетай, на востоке — горы Бокты, Куу, Кызыл-тау, а на западе обследованная местность примыкает к Акмолинской области.

Исследованное пространство Киргизской [Казахской] степи представляет наиболее возвышенный участок. Здесь сосредоточены главные горные группы, как горы Баян-аул, Каркаралы, Кызыл-рай, возвышающаяся более чем на версту над уровнем моря».

Не менее интересно даются зарисовки флоры края:

«Древесная растительность высоких горных групп выражена сосновыми и лиственными смешанными лесами, состоящими из березы, осины, различных видов тала и ольхи. Сосновые леса приурочены исключительно к гранитным массивам. Самая южная оконечность распространения сосны в уезде — это гранитные горы Кызыл-рай, где сосна сохранилась в виде жалких остатков. Лучшие сосновые насаждения встречены в Баян-аульских и Каркаралинских горах, где они составляют казённые лесные дачи и частью находятся во владении станичных казаков. Довольно большие сосновые леса наблюдались в Кентских горах и в угнетённом состоянии в горных группах Куу, Бокты и Сары-Кулджа.

Раньше сосновые леса имели большую площадь распространения, но последнее время, вследствие хищнического истребления, они сохранились в районе редкими островками. Сосновый лес располагается на скалистых склонах упомянутых массивов и изредка спускается в заболоченные, но не засоленные низины».

В том же сборнике 1914 года другой учёный Н. В. Шипчинский, отдельно даёт описания южной части Семипалатинского уезда:

«Очень интересными и богатыми по разнообразию растительности оказываются гранитные горы, которые являются резким контрастом среди окружающей их равнины. Поднимаясь сравнительно на большую высоту над окружающей местностью, они образуют сплошную систему ущелий и долин, то с более отлогими, то с более крутыми, подчас отвесными краями… На гранитных массивах мы еще находим сохранившимися сосны. Правда, эти сосны имеют очень жалкий вид и достигают едва 2 сажень вышины и при том почти всегда имеют искривленный ствол. Возраст этих сосен около 95 лет при диаметре ствола 9—11 сантиметров, плодоношение слабое. Однако есть основание предполагать, что, хотя сосна здесь и появляется на границе своего южного распространения, тем не менее могла бы быть гораздо более сильно развитой, но только благодаря порубкам, а иногда и палам [пожарам] она здесь не может правильно развиваться. Сосна в таком виде мной была встречена в горах Альджан и Дунгалы [Донгал, 1189,4]. Вероятно, она также встречается и в горах Кандыгатай и, может быть, в Аркатских [Аркат] горах единичными экземплярами».

Также, в 18 томе «Киргизский Край»дореволюционного издания 1903 года «Россия. Полное географическое описание нашего отечества» под общей редакцией того же Семенова-Тян-Шанского, в котором принимал участие уроженец Каркаралы Алихан Букейхан, обозначено, что «чем далее на запад [Алтай], где горы все более и более охватываются степями – тем реже становятся оазисы с богатой горной растительностью; редеют и хвойные леса. Баян-Аульские, Эдрейские, Каркаралинские и Дегеленские горы являются уже полными оазисами среди окружающих глинисто-солонцеватых степей; на них сохранились кое-где редкие сосновые леса (казенные дачи и казачьи участки). Развитие горного дела грозило в ближайшем будущем полным уничтожением их если бы найдены залежи каменного угля. Сосны, как и всюду, выбирают каменистые и песчаные места. В черноземных долинах растут березы, тополя и осины, из кустарников – черемуха, малина, шиповник и др.; травянистая растительность здешних долин разнообразна…

Самым южным местом распространения сосны в Акмолинском уезде нужно считать г. Болта-Кара, где есть редкий сосновый лесок. За последнее время, впрочем, переселенцы и киргизы [казахи] усиленно вырубают его, так что в ближайшем будущем он исчезнет. На север отсюда появляется сосна в несколько большем количестве на горах Карагайлы; затем, снова исчезает (местность к северу северо-западу снова становится более ровной) и появляется недалеко от пос. Канкринского (сопка Куу-Чеку). Здесь есть небольшой казенный борок и смешанный (березово-сосновый) лесок. Такие же редкие насаждения сосны встречаются по холмам к востоку от поселка».

Все исследователи отмечают массовую вырубку местным населением лесов и связанные с ним проблемы экологии. Так, интересны и актуальны на сегодняшний день их предложения по улучшению экологии края.

В частности, географ Н. В. Шипчинский подчёркивает, что «Значение более крупных гор в районе является чрезвычайно важным, т. к. они оказываются единственными хранителями влаги, вследствие чего здесь могут расти довольно значительные лески, которые в свою очередь являются регуляторами отпуска воды в степную часть района. Однако нельзя не пожалеть о том, что как киргизы [казахи], так, особенно, наши русские переселенцы безжалостно истребляют лески, вследствие чего весь весенней запас влаги очень быстро скатывается в равнину, совершенно не будучи использованным. Как мной выше было указано, в районе во многих местах мы встречали заброшенные арыки, которые уже очень много лет как не используются, да и использовать их при современном положении рек, т. е. того количества воды, которое несут реки, является совершенно невозможным. Причина уменьшения воды в реках кроется не в уменьшении за последнее время общего количества выпадающих атмосферных осадков, а, исключительно, в пагубном влиянии вырубки лесков в горах. Эти лески, регулируя таяние снегов, поставляли влагу постепенно, но с уничтожением лесков таяние снега происходит очень быстро, вода сразу за короткий срок скатывается в низину и орошает ее на непродолжительное время, после чего начинается быстрое ее испарение и затем засоление. Если бы влага в равнину поступала постепенно, и, кроме того, количество её можно было регулировать, пуская то по одному, то по другому арыку, то можно было бы опять использовать прежние арыки и оросить значительную площадь.

Таким образом в интересах колонизации района следовало бы позаботиться о сохранении существующих лесков и о разведении новых на тех местах, где они вырублены, а также там, где они могут быть разведены».

Доказательством массового «хищнического истребления» лесов служат факты, изложенные вышеуказанном издании 1903 года: «На северо-востоке отсюда, в горах Каркаралинского уезда, сосновых лесов нет; вероятно, объяснить это нужно ничем другим, как только хищническим истреблением их местным населением. Путнику, забравшемуся в долины гор Чурчут, Орда, Нияз, и особенно Еремень-Тау – трудно поверить, чтобы на них не было лесных насаждений; кажется, все условия благоприятны тому, чтобы здесь поселились леса; но ни в глубоких оврагах, ни в широких долинах, ни по склонам – нет лесных насаждений».

В том же томе, Л. А. Осипова подчёркивала, что массовая вырубка влияет на обилие наводнений и потопов в пониженной степной части округа «вследствие резких колебаний температуры весной» после особо снежных зим. Ледовый покров крупных рек «от таяния снега в горах идет поверх льда до тех пор, пока последний не растает» и поверх него в низинах, образуются новые волны водных потоков от резко растаявшего снега, которые сметают всё на своём пути. В 19 веке для борьбы с потопами и наводнениями, а также для ускорения ледохода в реках власти рекомендовали пробивать отверстия – лунки и разжигать костры.

Воистину, гениальное, но простое предложение!

Если подытожить все издания XIX-начала XX веков по описанию лесных массивов Сарыарки, в конце так называемого «малого ледникового периода», то они были расположены в горах Каркаралы, Кент, Баянаул, Дегелен, Кызыларай, Куу, Бокты, Сары-Кулджа, Альджан, Догалан, Карагайлы, Аркат, Едирей, Корпетай, Ерементау, Актау, Маралтау, а также «очень обширный Долонский бор» на правом берегу Иртыша.

Очень интересны описания фауны края в «малый ледниковый период»: «В северной полосе края водились тогда формы почти тождественные с ныне живущими, например, суслики, тушканчики, кроты, первобытный бык, мускусный овцебык, сайги, олени, дикие лошади, верблюды и кабаны. Следовательно, и общий характер местности был близок к современному, т.е. напоминал собой теперешнюю лесостепь, но с более богатой древесной и травяной растительностью; имелось лишь больше проточных вод и пресных озёр. В настоящее время вымершими из них можно считать только первобытного быка и мускусного овцебыка; почти все же остальные или водятся здесь и теперь, или ушли значительно южнее, к горным хребтам. В предгорьях Алтая и долине верхнего и среднего Иртыша, как показывают палеонтологические остатки, жили цари тогдашних зверей — гигантский мамонт и носорог; остатки их часто вымываются теперь из яров р. Иртыша. Рядом с ними жили здесь бурый медведь, пещерная гиена, тигр, барс, рысь, волк и др.

Тигр (по киргизски [по-казахски] джулбарс) водится в настоящее время в камышовых зарослях Балхаша и реки Чу; киргизы нередко терпят от него большие убытки, так как тигры часто нападают на домашний скот; животные настолько напуганы зверем, что даже свежий след тигра способен навести панику на целое стадо. Киргизы [казахи] также боятся зверя и только в редких случаях (когда хищник причиняет особенно большие убытки) решаются охотиться на него. Прежде, когда хорошие ружья были у них редкостью, практиковалась охота с клеткой, устроенной из надежного материала; в нее заходили несколько охотников, и, передвигая ее, направлялись к логовищу. Зверь обычно кидался на клетку, садился на нее, и в это время его убивали. Позже, с появлением ружей, стали убивать его и пулей, иногда же употребляли отраву. В начале XIX столетия тигры водились на Тарбагатае, в окрестностях озера Зайсан, близ Усть-Каменогорска, Семипалатинска и заходили даже к Каркаралинские и, возможно, в Кокчетавские горы (для которых приводит их Спасский в 1814 г.), а два раза в течение XX века забегали и на Алтай (в Томскую губернию), так что в рассматриваемой области находится северо-западная граница их распространения».

Последний тигр был застрелен военными Сарышаганского полигона с вертолёта в 60-х годах прошлого века на южном берегу озера Балхаш. До вертолетов, охотиться на тигров пешком было очень опасным для жизни занятием, редко кто мог отважиться на такое. Единственное чучело балхашского тигра сохранилось в Актогайском археолого-этнографическом музее Карагандинской области. Тигр не уступал по размерам амурскому, отличался приземистостью с более короткими ногами и ярко-рыжим окрасом с более длинными полосами коричневатого оттенка под цвет камыша.

«Рысь (Felis lynx) изредка встречается в гористой части уездов Акмолинского (Еремен-Тау, Ак-Тау) и других; чаще рысь встречается в горах Каркаралинских, Кентских и далее на юг в Алтае и Сауре. Киргизы охотятся за ней ради теплого, мягкого меха. В 1875 году рысь была убита в южной части Ишимского уезда, то есть на северной окраине Киргизского края.

Степная кошка (по киргизски малин – Felis manus) — небольшой хищник (немного более домашней кошки) — водится в горах Каркаралинских, Баян-Аульских и Кентских, но довольно редко.

Волки встречаются в крае всюду – в горах, степях, лесах и пустынях. Среди них различаются три вида. Самый распространенный вид – серый волк (по киргизски каскир — Canis lupus). Встречается он главным образом в степях от реки Урала до Иртыша, принося громадные убытки киргизам и крестьянам своими нападениями на стада животных. Черный волк (Canis lupus lycaon) встречается, по словам жителей, в гористых местах юго-восточной части края. Красный или горный волк (Canis alpinus) живет исключительно в южном Алтае, Тарбагатае и Сауре; встречается он, как и обыкновенный, стаями; близко к жилью человека не подходит; охотится по горам за козами.

Род медведей представлен в крае одним видом, общераспространенным бурым медведем (по киргизски — аю, Ursus arctos). Живет он исключительно в гористой и лесной части края. Главным его местопребывания следует считать Зайсанский и Усть-Каменогорский уезды (горы Нарымские, Курчумемские, Калбинские, Саур и др.). Кроме того, бурый медведь сохранился до настоящего времени в горах Кокче-Тау и Сандык-Тау (Кокчетавского уезда), а также изредка встречается и в Мунчактинских лесах [Акмолинский уезд] и Каркаралы».

Бурые медведи ещё встречались в этих местах до 1950-х годов.

«Из однокопытных (Ungulata) край был богат прежде куланами (Asinus hemionus) и тарпанами (Equus equiferus). Куланы встречаются теперь только в южных частях Акмолинского, Атбасарского, Каркаралинского и Зайсанского уездов. Те и другие водятся в степи стадами, крайне осторожны и пугливы; население пыталось приручить куланов, чтобы пользоваться ими как рабочей силой, но, кажется, до настоящего времени эти попытки были неудачны, хотя в неволе животные и уживались.

Куланы кочуют по степи, сообразно временам года; весной они двигаются к северу, а осенью — к югу. К куланам иногда подбиваются киргизские лошади, остаются с ними и дичают».

«Из семейства полорогих (Cavicornia) водятся в крае два вида антилоп: джейран (Gazella subgutturosa) и сайгак (Colus saiga). Оба свойственны открытым пустынным, преимущественно песчаным площадям южной части нашего края. В горах водятся: архар (Ovis ammon) — горный баран в Усть-Каменогорском, Зайсанском и Каркаралинском уездах) и горный козел (по киргизски таутеке — Capra sibirica) — также в горах южной части края. Архар и таутеке являются главными предметами местной охоты для киргиз и русских; убить этих животных — большая гордость для охотника, так как они забираются на высокие скалистые горы, и охота за ними сопряжена с большими трудностями и рисками. Южные киргизы [казахи] украшают черепом архара с рогами могилы умерших».

Гористая часть края еще довольно богата представителями семейства оленей (Cervinae). Из них прежде всего следует назвать марала (по киргизски бугу — Cervus canadensis asiaticus). Он живет в настоящее время только на высоких лесистых горах южного Алтая и Саура, а в других горах края не встречается; но, судя по названиям мест (горы Марал-Тюбе, Бугу-Лы и др. [имеется в виду Маралтау в 1563 м. и хребет Бугулы в Каркаралы в 1310 м.]), водился прежде в Акмолинском, Каркаралинском и Усть-Каменогорском уездах. За маралами издавна охотятся специальные охотники, киргизы и русские, добывая молодые рога животных для продажи китайцам.

Лось или сохатый (Alces machlis) — самый значительный по величине вид из семейства оленей — встречается изредка в снежных горах Алтая. Вместе с ним попадается иногда и северный олень (Rangifer tarandus). Наиболее обыкновенным представителем оленевых является козуля (Capreolus pygargus) или, как ее чаще называют, дикая коза; она водится в горах Усть-Каменогорского, Зайсанского, Каркаралинского и Кокчетавского уездов, изредка в северных частях Уральской и Тургайской областей, но сильно истребляется как человеком, так и животными, особенно волками».

Марал был священным животном ещё у древних скифов и саков. Золотой олень в украшениях, найденных в скифских и сакских курганах, был очень популярен и символизировал чистоту, долголетие, силу и удачу. Кровь марала использовали ещё в древности для лечения от различных болезней.

Сакские украшения с изображением священного животного – марала, 5-3 века до н. э.

В Кентских горах обнаружено древнее поселение, уникальный исторический культурный памятник Бегазы-дандабаевской культуры 12-8 века до н. э., площадью в 30 гектаров с населением в несколько тысяч человек. Город чётко делился на улицы и кварталы: металлургов, плавящих медь и бронзу, оружейников, ювелиров и ремесленников. Там же в 2010 году были исследованы семь царских курганов 7-4 века до н. э., где в могильнике Талды-II был обнаружен пятый золотой человек.  

Поэтому Каркаралы, в том числе Маралтау, являются одним из самых загадочных и сакральных мест Сарыарки. 

В наши дни, благодаря созданию в декабре 1998 г. Каркаралинского национального парка, популяция маралов, архаров и лосей восстановилась, и они стали расселятся в местах своего прежнего ареала, особенно много их встречается на переходах в горах Маралтау.

Если экономическое могущество России прирастало недрами Сибири, то Казахстан должен прирастать недрами по-прежнему неизвестной Сарыарки.

Как опытному охотнику-сурчатнику, мне было интересно наблюдать переход от степных сурков-байбаков колониям горноазиатских серых сурков в этих горах.

Серый сурок (лат. Marmota baibacina) преимущественно горный вид, в основном распространён в горах Тянь-Шаня и Алтая, что лишний раз доказывает схожесть с высокогорьем. Горный сурок обычно отличается от степного большим размером (масса старых самцов достигает 12 килограмм) и более темным, почти что чёрным окрасом, особенно на голове. Например, сурок Тянь-Шаня обитает на горных плато в пределах высот от 1600 до 2100 метров над уровнем моря. С учётом более северного положения, на Алтае и Маралтау он обитает в пределах от 1100 до 1500/1600 метров над уровнем моря, то есть на 500 метров ниже, чем в южных широтах. Поэтому появление горных сурков сразу наводит на мысль, что Маралтау представляет собой наиболее высокую часть гор в регионе.

Интересны упоминания горных вершин и гор по Каркаралинскому караванному пути «Кан-Джол»:

«Прежде он имел громадное торговое значение, так как служил единственным путём, связывавшем не только Каркаралинский уезд, но и всю Семипалатинскую область с городами Туркестана. В то же время он соединял Каркаралинск с гор. Акмолинском и ближе лежащими рудниками и заводами (Спасский, Успенский, Богословский и др.). Из города ведут на ю.-з. несколько путей, которые потом соединяются в два главных: один – более северо-западный (через Каркаралинский и Акмолинский уезды), второй – по юго-западной части Каркаралинского уезда. Оба до гор Булат идут по гористой местности, а от них вступают в пределы Голодной степи».

Такие как вершины: Айгыржал, Кара-Чеку (Қарашоқы), Куу-Чеку (Қушоқы), Тулубай (Толағай), Кумыс-Тюбе, Караул-Тюбе, Булат; горы: Туль-Кулюұлкі), Сирке-Адыр, Кизыл-Таш (Қызылтас), Найда-Кескен (Найза-кескен), Кенели, Чагарлы-Джамбыл (Жамбыл) и другие. А также реки Тесте, Кара-Су, Аир-Тасты, Бас-Токрау, Джела-Наши (Жаланаш), Джамчи (Жамшы), Эспе, Моюнты (Моинты).

При этом вдоль «Хан-жолы» в 19 веке «везде видна богатая дровяная и кустарная растительность, много ключей и речек (бродных) с хорошей водой… Этим путем от Каркаралинска до Голодной степи (ур. Булат) считается 411 вер.; по Голодной степи до р. Чу — 280 вер.; от Чу до оазиса Сузак — 128 вер., а всего от Каркаралинска до Сузака — 819 вер.».

Для развития местного туризма мы параллельно решили провести большую научно-исследовательскую работу по восстановлению забытых географических названий вершин, пиков, холмов, сопок, рек и горных хребтов Великой степи. В этом нелегком, но полезном труде мы благодарим местных аксакалов и знатоков истории края в составлении списка, который мы сопоставили со старыми названиями, известными ещё с царских времен.

Для понимания их происхождения и для развития местного туризма, мы предлагаем читателям ознакомиться с их русским переводом.

Так, топонимы Аксоран, Карасоран и Кызылсоран означают Белого, Чёрного и Красного великанов. Скалистые вершины обозначаются как тас – камень: Какпактас – Каменный Капкан, Аулиетас – Священный Камень, Айыртас – Одинокая Скала, Белдеутас – Каменный Пояс, Домалактас – Каменный Круг, Калактас – Каменное Весло, Керегетас – Каменная Юрта, Сандыктас – Каменный Сундук, Койтас – Каменный Баран, Шокпартас – Каменная Дубина. Горы: Каракойтас – Скалы Чёрных Баранов, Кызылтас – Красные скалы, Каратас – Чёрные Скалы.

Цветные, но не скалистые горы и вершины обозначались как: Акбиик – белая высота, Актау, Каратау, Кызылтау, Сарытау, Кокшетау, Шубартау и Котыртау – Белые, Чёрные, Красные, Жёлтые, Синие, Пятнистые и Рябые горы. Бериккара, Даукара, Таскара – Прочная, Огромная и Каменная гряды.

Акшокы, Карашокы, Сарышокы, Жетимшокы означают Белый, Чёрный, Жёлтый и Одинокий холм – шокы. Жангызтау, Жельтау и Кызыладыр – Отдельная, Ветреная и Красная Сопки.

Кентобе, Шубартобе, Актобе, Каратобе, Коктобе – Широкая, Пятнистая, Белая, Чёрная и Синяя вершины.

Топонимы, связанные с породами деревьев, растущих в тех горах: Шолаккайын – Безрукая Берёза, Ушкайын – Три Берёзы, Сарытерек— Желтый Тополь, Актогай – Белый Лесок, Жартогай – Скалистый Лес, Карагайлы – Еловый Лес.

Топонимы, связанные с родниками и речками, текущими с гор: Карабулак, Акбулак, Котырбулак, Егиндыбулак, Айнабулак и Тасбулак – Чёрный, Белый, Мутный, Усеченный, Зеркально Чистый и Каменный Родник – булак.   

 Очень интересны топонимы, связанные с животными, например, лошадью и её гривой: Шубарайгыр, Жорга, Байтал, Тай – Пёстрый жеребец, Иноходец, Трёхлетка, Двухлетка (жеребёнок). Акжал, Кызылжал, Каражал, Жекежал, Улкен Айгыржал – Белая, Красная, Чёрная, Особая, Большая Гривы – Жал.

Очень популярны названия, связанные с архарами: Архарлы, Кошкар, Сары Кулджа и Коныр Кулджа – Архарские горы, Самец, Жёлтый и Коричневый Архары.

Названия, связанные с животными и птицами: Огизтобе и Огизтау – Бычья вершина и гора, Бугулы – Оленьи горы, Суырлытау — Сурчинные горы, Жыландытау и Жыланды – Змеиные горы, Улкен Каракус – Большой Коршун, гора Буркут, Буркутты и Улкен Буркутты — Орлиные и Большие орлиные горы, Кииккашкан – Бегущие Сайгаки, Кусмурын – Птичий Клюв.

Кроме того, мы провели сравнительный анализ высот над уровнем и основных вершин края с использованием современных технологий. Например, в 1903 году Каркаралинск был «расположен в неширокой долине речки Каркаралинки, на довольно высоком плоскогорье (2.681 футов над уровнем моря)», что составляет 817 метров – на 33 метра ниже современных измерений.

Замеры тех лет производились с помощью барометрического альтиметра с учётом атмосферного давления и температуры, каждые 100 метров подъема столбика уменьшается примерно на 12 мм ртутного столба. Но точная формула подсчёта была сложнее и учитывала, например, температуру воздуха. Погрешность в полевых условиях по факту оказалась от 10 до 40 метров ниже в сравнении с современной системой глобального позиционирования, более известной как GPS. Основной принцип системы — определение месторасположения и высоты путём измерения времени приёма сигнала от навигационных спутников до аппарата исследователя.

Поэтому использованная нами карта Генерального штаба Вооруженных сил Республики Казахстан, основанная на издании 1964 года, и исправленная по картографическим материалам 1981-1983 годов, на практике содержит большие неточности и погрешности.

Так, например, высота пика Комсомольский (каз. Жиренсакал – Рыжая борода) в горах Каркаралы, указанного как третья вершина Сарыарки, составляет 1403 метра, на самом же деле на сегодня – 1363 метра, на 40 метров ниже. Вместе с ним:

Хребты и вершиныВысота по карте, м.Фактическая высота, м.Разница, м.
Кызыларай, Аксоран156515605
Кент, Бельдыбай1429140920
Кент, Буркуты1424141311
Кент, Кусмурун1398137820
Каркаралы, Жиренсакал1403136340
Каркаралы Шанкоз1360133228
Каркаралы, Коктобе1254124014
Каркаралы, Бугулы1323131013 
Ку, Егиндыбулак1356133521
Улкен-Догалан106110565
Жаксы Абралы1299126534
Каракойтас1081106120
Соран1183117310
Улкен Айгыржал1092108210

А в издании 1865 года высоты Каркаралинских гор указывались «от 4 до 5,000 русских футов абсолютной высоты», что составляет 1219-1524 метра над уровнем моря.  В 1903 году уточняли, что «в естественно-историческом отношении он почти всюду однообразен, в общем, представляя собою холмистую, мало орошенную, глинистую или щебнистую степь, наиболее высокие пункты которой достигают 4,815 футов (г. Кизыль-Рай [Кызыларай, 1468 метров]); местность, прилегающая к Балхашу, носит пустынный характер» — поэтому никто и не отмечал снег на вершинах в летний период.

Как уже сообщалось в начале, в некоторых источниках середины XIX века встречаются описания двух примыкающих друг к другу вершин недалеко от Каркаралинских гор, на которых круглый год лежит снег и где водится много маралов. В источниках встречается название этих гор как «Марал-Тюбе», а в устных преданиях как Маралтау, которая была обозначена как самая высокая вершина восточнее Каркарлинска высотой в 4.883 фута или 1489 метров над уровнем моря. Получается, что даже по старым картам вершина Маралтау оказалась чуть выше гор Кызыларай на 68 футов (4883 минус 4815) или на 20 метров.

Известный факт, что в советских и современных картах считалось, что самой высокой вершиной Сарыарки является вершина Аксоран (1565 метров) в горах Кызыларай, второй и третьей вершиной считались пик Турсун (1469 метров) в горах Кент и пик Комсомольский (1403 метров) в Каркаралы.

Итак, мы возвращаемся к нашей экспедиции с целью поискаэтих двух снежных вершин, в том числе горах Омар-Оспан-Мустафа. За два дня, с 23 по 24 апреля 2024 года, нам удалось забраться почти на все намеченные нами вершины.

В результате, высочайшей вершиной Сарыарки оказался горный узел Маралтау с отметкой 1563 метра, описанный в 19 веке как Марал-Тюбе, высота которого составила 1563 метра, что на 3 метра выше Аксорана в горах Кызыларай. Маралтау отличается от окружающих районов живописностью, разнообразием ландшафтов и более увлажненным климатом.

Поясняю, что в молодые годы я лично поднимался на вершину Аксоран в Кызыларае, использовав японские наручные часы с альтиметром с шагом по 5 метров, измерил её высоту, которая оказалась не 1565, а 1560 метров, а возможно и меньше. Считая, что это самая высокая вершина Великой Степи, уважая дух горы, по обычаям, я возвёл там большую каменную пирамиду – оба. Приятно видеть, что до сих пор вокруг неё фотографируются туристы и выкладывают снимки в интернет.

Южнее Маралтау располагается горный хребет Кошубай (Көшібай), как принято в советские годы – названный по имени владельца зимовки, с вершинами Калактас и Кызылсоран в 1373 и 1320 метров. Горы представляют собой хребты, образующие сеть скальных гребней и вершин, отделенных друг от друга глубокими ущельями и межгорными долинами, покрытых берёзовыми и осиновыми лесками.

Восточнее Маралтау с севера на юг вытянулся хребет Коныртемирши с вершиной Карасоран (Чёрный Великан) – 1368 метров, южнее расположился небольшой кряж Темирши, высотой 1195 метров, покрытых хвойным лесом.

Насчёт хвойных лесов хотелось бы отметить, что они растут в основном на северных склонах горных хребтов, где выпадает больше осадков.

Итак, делаем выводы: второй после Маралтау стала вершина Аксоран в горах Кызыларай высотой 1560 метров, третьей – впервые измеренная нами гора Аксоран2, расположенная рядом и название которого скорее всего связано с вечным снегом на его вершине, высотой 1515 метров. Видимо, эти две близлежащие вершины Маралтау и Аксоран, на которых до сих пор (май 2024 года) лежит снег, и являются именно теми описанными в источниках вершинами.

Таким образом, «наиболее возвышенный участок» Сарыарки – горный узел Маралтау можно смело назвать Крышей Великой СтепиҰлы Даланың Шаңырағы.

Снежник на вершине Маралтау

Четвертой вершиной, вместо официально второй, стал известный всем пик Турсун в 1469 метров восточной части Кентских гор, пятой и шестой вершинами стали измеренные нами безымянные пики высотой в 1450 и 1440 метров между Маралтау и Аксоран-2. Итого, нами было открыто 5 новых вершин, высоты которых превышают 1400 метров и которые входят в топ 10 высочайших вершин Сарыарки. Из них 4 вершины не имеют названия.

Вершина Маралтау

Как первооткрыватели, имеем полное право назвать одну из этих вершин именем Керней-батыра из рода Каракесек, участника известного Орбулакского сражения в Семиречье и освобождения Каркаралинского региона от джунгарских захватчиков. Поэтому мы вносим в карту новый топоним – Керней-Тау для пятой вершины Сарыарки, высотой 1450 метров.

Следом идут известные ещё в советских картах пики в горах Кент, седьмая и восьмая – 1429 и 1424 метров соответственно. Девятая по счёту – впервые измеренная нами гора Буркут в 1418 метров, на 6 километров юго-восточнее Маралтау. Десятый – открытый и измеренный нами безымянный пик в пяти километрах на северо-восток высотой 1415 метров. И лишь после всех них, идёт указанный ранее на картах как третий, пик Комсомольский в 1403 метра, который оказался на 40 метров ниже – 1363 метра, что даже на 10 метров ниже, чем измеренная нами гора Калактас в 1373 метра. Интересный факт, что на вершине горы Маралтау есть большие нагромождения камней. Сначала мы подумали, что это джунгарские субурганы, каменные пирамиды для поклонения духу горы. Там наверху полно нетронутых, похожих на сакские, курганов, что является большой редкостью. Обычно курганы расположены недалеко от поселений, в долинах рек. Причиной таких захоронений безусловно является высота горы.

По старой привычке, отдавая дань древним традициям тенгрианства, мы построили на вершине Маралтау пирамиду из камней – оба. Такую же оба когда-то в конце 1990-х я построил на горе Аксоран в Кызыларае. Затем, из камней мы написали название этой величайшей вершины Великой Степи – Маралтау.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Поделиться:

Подписаться

Популярные

Похожие темы
Похожие

Ушёл дорогой вечности…

Какое наследие оставил Казахстану Мурат Ауэзов.

Миллиард в бензобаках: схему незаконного оборота ГСМ выявили в Алматы

В Алматы выявили схему незаконного оборота нефтепродуктов.

Госслужащих будут отбирать по-новому в Казахстане

Государственных служащих будут отбирать по-новому в Казахстане. Об этом сообщил заместитель председателя Агентства по делам государственной службы (АДГС) Азамат Жолманов.

Президент Малави обещает использовать все ресурсы для поиска пропавшего самолета

Президент Малави Лазарус Чаквера заявил, что готов задействовать все имеющиеся ресурсы для поиска самолета, на борту которого находился вице-президент Саулос Чилима со своей командой.